Читайте на своем языке: English French German Italian Portuguese Russian Spanish Ukrainian
   Follow @Vinegret   

Исповедь сестры наркомана.

В одиннадцать лет я узнала, что ты курил марихуану. Я не волновалась, хотя бы потому, что не думала, что ты когда-нибудь сделаешь что-то большее, чем это. В четырнадцать лет у тебя был первый психоделический кризис; ты сошел с ума, потому что был на ЛСД и ты угрожал убить меня. В семнадцать лет я узнала, что ты подсел на героин. Ты только на 14 месяцев старше меня. Сегодня мне двадцать два года и ты по-прежнему наркозависим; и хотя я не знаю, каково это быть наркоманом, я знаю, что значит жить с наркоманом.

Каждый день я пытаюсь понять, что он делает для тебя, почему ты чувствуешь необходимость вводить «черную смолу» героина в свою руку. Я пытаюсь понять, почему ты выбираешь быть настолько эгоистичным в каждом аспекте своей жизни. Почему ты постоянно лжешь и воруешь. Интересно, смогу ли я когда-нибудь начать доверять тебе снова, но больше всего мне интересно, проведу ли я оставшуюся жизнь, сражаясь в этом бою с тобой.

Я задаюсь вопросом, думал ли ты когда-нибудь о том аду, в который ты поместил нашу семью или чувствовал ли ты когда-нибудь то, как тебе по-настоящему плохо. Я начала верить, что боль от твоего употребления героина переходит только на нас, а не на тебя. Да, это эгоистичная мысль, но это также и логично для меня. Как бы наивно это ни звучало, все, от чего ты страдаешь — это желание. Неоспоримое желание употреблять, с которым мы, ко всему прочему, вынуждены иметь дело.

Взросление было простым, веселым и полным приключений, пока ты не начал употреблять. Это похоже на то, как если бы ты не захотел позволить кому-либо другому оказаться в центре внимания; в тот момент, когда в центре внимания стал блистать бы кто-то ещё, ты бы украл эту возможность обратно. Ты стал вором в моих глазах. Ты начал воровать возможность быть в центре внимания, но быстро перешел на большие и лучшие вещи: наличные деньги, драгоценности и, откровенно говоря, все, что ты мог украсть. Не пойми меня неправильно; ты не клептоман. Ты воруешь потому, что тебе это нужно, ведь твоя жизнь зависит от этого наркотика. Ты должен получить возможность ввести героин в свою кровь.

Правда, я хочу тебя ненавидеть. Я хочу никогда не разговаривать с тобой и хочу чувствовать себя в порядке от этого решения, но подобное нереально. Я провожу каждый день в беспокойстве, думая о всём плохом, что может случиться с тобой. Мои ночи наполнены кошмарами твоей смерти и тем, на что будут похожи твои похороны. Я представляю себе самые различные варианты. Будь то передозировка, ломка или убийство во время покупки наркотиков — всё это я представляю. Я трачу ночи на планирование того, что я хотела бы сказать, при этом каждый раз мое выступление становится злее и злее. Во-первых, я представляю себе скорбь твоей потери и нас, окруженными людьми, которые когда-то любили тебя, но теперь, я думаю, говорят о тебе в негативном свете, так, как ты этого заслуживаешь. Я представляю себе рассказывающей собравшимся о каждом дне, когда ты поставил героин над нами и как мы могли потерять кого-то, кто более десяти лет поставил наркотики над нами? Правда в том, что если ты умрешь сегодня, я буду оплакивать тебя каждую минуту своей жизни, пока не умру, и твои похороны были бы тем, что я не могу себе представить. Тем не менее, боль, которую я ощущала бы на твоих похоронах, было бы совершенно ничем по сравнению с ежедневной болью, которую ты мне причиняешь длительное время.

Ты изменил нашу семью во всех отношениях. Моя мама больше не мать, которая меня вырастила, а женщина, настолько сосредоточенная на своем сыне, что каждое сообщение и звонок, которые я получаю от неё — о тебе, её сыне-наркомане. Каждая частичка её жизни расходуется с надеждой, что ты станешь «чистым». Ты до сих пор ей не равнодушен, хотя и продолжаешь воровать у нее и использовать её так же, как ты используешь свой героин. Что касается отца — он сдался. Он так устал иметь дело со всеми твоими проблемами; ты стал неудачником в его глазах. Истина заключается в том, что он любит тебя больше, чем ты когда-либо можешь подумать, но ты не можешь увидеть этого своими глазами, мутными от наркотиков. Ты никогда не увидишь любовь, которую он ощущает к тебе, потому что ты слишком сосредоточен на любви, которую он давал нам, твоим братьям и сестрам. Винить его — это все, что ты хочешь из-за своей проблемы с наркотиками, но это никогда не изменит тот факт, что именно ты выбрал их употребление. Что касается нас, твоих братьев и сестер, мы в изнеможении. Мы выросли, живя с твоей проблемой и совершенно откровенно не понимая её. Каждый из нас дал так много тебе; мы больше не надеемся, что ты станешь «чистым». Ты был в реабилитационном центре несколько раз. Когда ты под наркотиками, ты совершенно другой человек. Ты эгоистичный и совершенно порочный. Когда ты трезв, ты вызываешь восторг. Ты освещаешь каждую комнату, но мы поняли, что это просто представление. Все стало представлением.

Я заставляю себя поддерживать заботу каждый день. Несмотря на то, что я говорю, что не волнуюсь о тебе бесчисленное количество раз в течение дня, мы оба знаем, что это далеко от истины. Что меня удерживает? Воспоминания. Ежедневно мой ум наполняют глупые воспоминания, которые не могут не заставить меня улыбнуться. Было ли это время, когда ты был в своем третьем реабилитационном центре и я взломала твой Facebook, рассказывая всем друзьям эту великую историю о том, что ты отправился на реалити-шоу «Холостячка», или время, когда я приготовила тебе «искусственное мясо» и пыталась убедить тебя в том, что оно настоящее. Каждое воспоминание о последних нескольких годах связана с попыткой реабилитации, связано с тем, когда ты был трезв. Для меня многие года превратились в реабилитационные поездки. Сейчас я ассоциирую время не с годами, а с этапами твоей жизни.

Наука говорит, что тебе нужно лекарство или у тебя будет ломка. Ты будешь испытывать невообразимое чувство дискомфорта, часы и дни тошноты. Сначала ты будешь бороться с физической ломкой. Наряду с этой немыслимой тошнотой, ты будешь обливаться потом, пока не подойдешь к переломному моменту. В конце концов, физическая боль будет ослабевать, а затем за этим последуют ежедневные испытания, психическая агония. Каждое утро и вечер ты будешь продолжать думать о всех своих наркотиках, не будет иметь никакого значения то, что ты можешь сойти с пути, а всё, что будет иметь значение — это наркотик. Ты будешь представлять, что ты снова «под кайфом», но с трезвостью приходит и отрицание желание использовать препараты. Ты делал это раньше, будучи «чистым» полтора года, и честно говоря, ты можешь сделать это снова. Тем не менее, своими глазами я вижу эгоистичного мальчика, опять желающего всеобщего внимания. Мальчика, который хочет лгать и воровать, потому что, в конце концов, он заботиться только об одном: героине.

Проведя почти десять лет в изучении всех аспектов жизни, которые тебе способствовали, я считаю себя безумной и сержусь, что до сих пор тебе помогаю. Большую часть времени, если бы я не знала тебя. Я хочу, чтобы ты не был моим братом, потому что я знаю, что употребление героина — это смертный приговор. Каждый день оставшейся части твоей жизни ты будешь страдать от этой жажды и я знаю, что нет ничего, что я могла бы сделать, чтобы уничтожить эту тягу. В этом аспекте, я чувствую, что будто я подвела тебя, как сестра. Говорят, что любви достаточно, чтобы одолеть что угодно, но в нашей семье героин доказал, что любви, безусловно, не хватает. Любовь не может забрать твою зависимость или тягу, и любви, конечно, недостаточно для того, чтобы отказаться от этой охваченной смертью жизни, которую выбрал ты.

Источник: thoughtcatalog


Система Orphus
Мы есть в социальных сетях! Присоединяйтесь к нам:

Комментарии: