Эта девушка подвергалась сексуальному насилию со стороны своей матери, отчего стала одержима противоположным полом.

Женщина, подвергавшаяся сексуальному насилию со стороны своей матери, рассказала, что именно её травматическое детство привело к тому, что у неё в будущем развилась сексуальная зависимость.

Несмотря на то, что 33-летней Никки Дюбуз (Nikki DuBose) удалось построить карьеру в качестве довольно успешной модели, путешествующей по миру, она изо всех сил пыталась смириться с воспоминаниями о сексуальном насилии, которое ей пришлось испытать от рук женщины, которая должна была её в первую очередь защищать.

Выросшая в Чарлстоне, Южная Каролина, Никки рассказала, что у неё были достаточно «близкие, но очень сложные» отношения с её матерью Сэнди (Sandy).

Удочерённая «любящей семьей», мать Никки Сэнди забеременела, когда ей было всего 17 лет, родив Никки в марте 1985 года.

И хотя родители-подростки Никки были женаты, пара развелась, когда девочке было всего два годика, тогда же её отец «попал ненадолго в тюрьму».

На протяжении всего детства Никки её мать боролась «со многими психическими заболеваниями», включая биполярное расстройство и булимию, которая только ухудшалась из-за её пристрастия к алкоголю.

Но ещё более нестабильным, принимающим зловещий поворот, поведение Сэнди становилось во время приёма ванны.

В своём интервью Никки рассказала: «Моя мать начала меня растлевать, ректально проверяя мою температуру».

Поскольку этот инвазивный метод подразумевает помещение термометра в задний проход ребёнка, родители должны прекратить измерять температуру у детей подобным образом примерно в возрасте 3 лет.

Тогда Никки ничего об этом не знала.

Но по мере того, как Никки становилась старше, притворная забота её матери превращалась в повседневное насилие, а «щипание попы» и «касание груди её дочери» стали для неё нормой.

Уже будучи 9-летней девочкой, Никки не знала, что это было неуместно: «Я думала, что моя мама просто была моей мамой, — говорит она. — Она была моей матерью, и я ничего не понимала».

Но по мере того, как изменялось тело девочки, озабоченность Сэнди только ухудшилась. Всё значительно усугубилось с половым созреванием Никки.

«В 13 лет, когда мы были одни в спальне, она заставила меня смотреть на то, как она совершает действия по самоудовлетворению», — рассказала Никки.

При этом мать пригласила свою дочь принять в этом участие.

«Она меня неуместно щекотала, касалась моей груди и шлёпала меня по попе притворяясь, что это всего лишь шутка», — добавила девушка.

И хотя Никки уже тогда понимала, что с поведением её матери далеко что-то не так, она никому об этом не рассказывала, потому что не могла «осмыслить происходящее».

Но сексуальное насилие происходило и за пределами спальни Сэнди.

Никки признаёт: «Моя мать также заставляла меня флиртовать со взрослыми мужчинами в Интернете, чтобы поговорить с ними, создав ложную онлайн-личность, после чего она оставляла меня в покое».

После онлайн-чатов Сэнди везла свою 13-летнюю дочь в местные бары в качестве партнёрши по распитию спиртных напитков — окуная подростка в мире секса и алкоголя, который в силу её слишком юного возраста ей было трудно полностью понять.

И хотя эти действия прекратилось в 13 лет, травма возымела эффект в будущем.

Никки рассказала, что с этого момента её «мир потемнел» и у неё развилось расстройство пищевого поведения.

«Я просто шла в ванную комнату, весь день рвала и часами бегала, пытаясь похудеть», — вспоминает Дюбуз.

Несмотря на то, что её родители осознавали, что у их дочери расстройство пищевого поведения, отец на неё «кричал и злился, потому что он этого не понимал», в то время как её мать даже никогда не интересовалась всё ли в порядке у её ребёнка.

Проблемы с расстройством пищевого поведения усугубились, когда в середине 2000-х она перебралась в Нью-Йорк, чтобы работать там моделью.

«Люди наконец-то дали мне внимание и подтверждение того, что я была достаточно хороша, — вспоминает она. — Ведь в детстве я никогда не чувствовал себя достаточно хорошо.»

Ники стала «бояться есть» и каждый день ходила по 15-20 км на фотосессии. В результате как-то её вес составил всего 40 килограммов, а индекс массы тела (вес, деленный на квадрат роста) — 13,4.

Но это не единственное, что проявилось в результате сексуальной травмы, полученной Никки в детстве.

Живя в Нью-Йорке и будучи молодой, Никки не только «прыгала от отношений к отношениям», абсолютно «не занимаясь тем, что случилось» с ней в прошлом, а ещё и развила у себя сексуальную зависимость.

Она отметила: «Ещё в детстве, наблюдая за тем, что происходило вокруг меня, было сформировано моё понимание о сексе, а также моё к нему отношение, при этом мои знания о сексе были извращенными и оскорбительными».

«Для меня было нормой общаться со многими мужчинами и думать о себе очень сексуально. Я считала, что общение со множеством парней — это нормально. Это помогало изучать поведение.»

Тогда-то и укоренилась её сексуальная зависимость.

Ники говорит: «Я знала, что это неправильно, но я ничего не могла с этим поделать. В то время постель с мужчинами была для меня побегом».

Пока Никки участвовала в дорогих рекламных компаниях и снималась для Vogue, психическое состояние её матери ухудшалось.

Страдающая ещё и от диссоциативного расстройства личности, наряду с ее биполярным расстройством, Сэнди часто звала Никки даже не зная, где она находится. Невзирая на то, что в 2012 году Никки оплатила 90-дневное лечение своей матери, всего черед 2 месяца после этого та внезапно скончалась.

В тот трагический день Сэнди исчезла со своим тогдашним бойфрендом и двое попали в автомобильную аварию, которая произошла в следствие управления транспортным средством в нетрезвом состоянии.

Размышляя о потере матери, которая её оскорбляла в детстве, Никки сказала: «У меня нет неприязни к моей матери. Она просто делала всё возможное, что могла».

Невзирая на то, что мать и дочь никогда не говорили о сексуальном насилии, за несколько недель до кончины Никки сказала ей, что она «простила» её за события, произошедшие в детстве.

«Вы не можете быть психически здоровыми и развращать ребенка», — добавила Дюбуз.

С момента смерти её матери, которая скончалась в возрасте 45 лет, Никки ушла из модельного бизнеса и сейчас выступает в качестве активистки по борьбе с сексуальным насилием.

Кроме того, она написала мемуары о своём детстве и времени, которое она провела, работая моделью.

«Когда я начала рассказывать людям, что моя мама сексуально меня развращала, они мне не поверили, — говорит девушка. — С психологической точки зрения мы хотим верить, что женщины являются воспитателями и что они будут заботиться о своих детях, поэтому не так много людей станут говорить о том, что женщина подвергает сексуальному насилию маленькую девочку.»

Хотя семья Никки не знала о злоупотреблениях её матери, она говорит: «Они поддерживают книги и мою пропагандистскую работу, к тому же я пытаюсь доносить свою историю в уважительной манере».

Источник


Понравилось? Поделитесь с друзьями!
Система Orphus
Мы есть в социальных сетях! Присоединяйтесь к нам!

Комментарии: