В то время как большая часть мира в начале пандемии COVID закрылась, Швеция решила этого не делать. Подход страны был противоречивым, некоторые даже называли его «шведским экспериментом». Но спустя почти два с половиной года после начала пандемии, что мы можем сегодня сказать об итогах этого «эксперимента»?

Во-первых, давайте вспомним, как выглядела стратегия Швеции. Страна в значительной степени придерживалась своего плана пандемии, первоначально разработанного для использования в случае пандемии гриппа. Вместо локдаунов цель состояла в том, чтобы добиться социального дистанцирования с помощью рекомендаций общественного здравоохранения.

Окупилась ли противоречивая стратегия Швеции в отношении COVID?Изображение: Talita Rocha/Shutterstock

Шведам было предложено по возможности работать из дома и ограничить поездки по стране. Кроме того, людей в возрасте 70 лет и старше попросили ограничить социальные контакты, а граждан с симптомами COVID – самоизолироваться. Цель состояла в том, чтобы защитить пожилых людей и другие группы высокого риска, одновременно замедляя распространение вируса, чтобы как можно меньше перегружать систему здравоохранения.

По мере роста числа случаев заболевания были введены некоторые ограничения. Публичные мероприятия были ограничены до 50 человек в марте 2020 года и 8 человек в ноябре 2020 года. Посещение домов престарелых было запрещено, а средние школы закрыты. Однако следует отметить, что начальные школы оставались открытыми на протяжении всей пандемии.

Кроме того, во время первой волны основной массе населения никто не рекомендовал в обязательном порядке носить маски на лице, подобное было сделано лишь позже и то, только в определённых ситуациях.

Весной 2020 года зарегистрированный уровень смертности от COVID в Швеции был одним из самых высоких в мире. Соседние страны, которые ввели быстрые меры по блокировке, такие как Норвегия и Дания, в этом отношении чувствовали себя куда лучше, тогда как Швеция за свой слабый подход к проблеме тогда подверглась резкой критике.

Но защитники шведской стратегии утверждали, что в долгосрочной перспективе это окупится, отмечая, что драконовские меры не являются устойчивыми и что пандемия — это марафон, а не спринт.

Так оправдался ли подход Швеции?

Давайте рассмотрим избыточную смертность в качестве ключевого примера. Этот показатель учитывает общее число смертей и сравнивает эту цифру с уровнями, существовавшими до пандемии, отражая более широкие последствия пандемии и учитывая неверные отчёты о смертях от COVID.

И хотя Швеция сильно пострадала от первой волны, её общее количество избыточных смертей в течение первых двух лет пандемии было фактически одним из самых низких в Европе.

Решение оставить начальные школы открытыми также принесло свои плоды. Заболеваемость тяжёлой острой формой COVID у детей была низкой, и недавнее исследование показало, что шведские дети не страдали от потери способности к обучению, наблюдаемой во многих других странах.

В этом свете шведская стратегия превратилась из «катастрофы» и «поучительной истории» в «скандинавский успех». Но чтобы сделать какие-либо соответствующие выводы, крайне важно, чтобы мы углубились в то, как шведы справились с пандемией.

Окупилась ли противоречивая стратегия Швеции в отношении COVID?Изображение: Dan_Manila/Shutterstock

Примечательно, что любые представления о том, что люди в Швеции продолжали свою повседневную жизнь во время пандемии, как будто ничего не изменилось, не соответствуют действительности.

В опросе, проведённом Агентством общественного здравоохранения Швеции весной 2020 года, более 80% шведов сообщили, что они изменили своё поведение, например, практикуя социальное дистанцирование, избегая скопления людей и общественного транспорта и работая из дома. Обобщенные мобильные данные подтвердили, что во время пандемии шведы сократили свои поездки и мобильность.

Шведов не заставляли принимать меры против распространения вируса, но они всё равно это делали. Этот добровольный подход, возможно, работал не везде, но Швеция имеет историю высокого доверия к властям, и люди в этом государстве, как правило, соблюдают рекомендации общественного здравоохранения.

Также трудно сравнивать результаты Швеции с результатами стран за пределами Скандинавии, которые имеют очень разные социальные и демографические условия.

Сильные и слабые стороны

Несмотря на преимущества отказа от локдаунов, реакция Швеции не была безупречной. В конце 2020 года Комиссия по коронавирусу, независимый комитет, назначенный правительством для оценки ответных мер Швеции на пандемию, обнаружила, что правительство и Агентство общественного здравоохранения в значительной степени потерпели неудачу в своих стремлениях защитить пожилых людей.

В то время почти 90% из тех, кто умер от COVID в Швеции, были в возрасте 70 лет и старше. Половина из этих людей жили в домах престарелых, а чуть менее 30% получали помощь на дому.

Действительно, во время пандемии стали очевидны многочисленные проблемы в шведской сфере ухода за пожилыми людьми. Структурные недостатки, такие как нехватка персонала, сделали дома престарелых неподготовленными и плохо оснащёнными для того, чтобы справиться с ситуацией.

В своём итоговом отчёте о реагировании на пандемию Комиссия по коронавирусу пришла к выводу, что в начале пандемии следовало принять более жёсткие меры, вроде карантина для тех, кто возвращался из районов повышенного риска, и временного запрета на въезд в Швецию.

Однако, Комиссия заявила, что стратегия отказа от локдаунов в принципе разумна и что государство никогда не должно чрезмерно вмешиваться в права и свободы своих граждан. Комиссия также поддержала решение оставить открытыми начальные школы.

Для сравнения, Комиссия по коронавирусу в Норвегии, одной из немногих стран Европы с более низкой избыточной смертностью, чем в Швеции, пришла к выводу, что, хотя борьба с пандемией в Норвегии в целом была хорошей, локдауны сильно ударили по детям, и власти не смогли обеспечить их надлежащей защиты.

В центре внимания стратегии Швеции было сокращение распространения вируса, а также рассмотрение других аспектов общественного здравоохранения и защита свободы и основных прав собственных граждан. И хотя шведская стратегия остаётся противоречивой, на сегодняшний день уже большинство стран придерживаются схожих подходов к продолжающейся пандемии.

Оглядываясь назад, кажется немного несправедливым то, что страна, следовавшая своему плану борьбы с пандемией, была страной, обвиняемой в проведении эксперимента над своим населением. Возможно, вместо этого Швецию следует считать контрольной группой, в то время как именно остальной мир действительно подвергся эксперименту.

Правописание уведомления вебмастера


Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Комментарии

- комментариев

EnglishРусскийУкраїнська
Включить уведомления Да Спасибо, не надо