«Игра в кальмара», оригинальная драма Netflix, созданная в Южной Корее, является потоковым феноменом. Стартовавший 17 сентября, в течение 2-х недель сериал стал самым популярным фильмом Netflix в 76 странах, включая США, Австралию и Южную Корею.

На протяжении девяти эпизодов отчаявшиеся люди, погрязшие в долгах, добровольно участвуют в серии из 6 садистских и смертоносных игр на выживание. Призом же для победителя должны стать 46,5 миллиардов вон (около 40 миллионов долларов США). В самом начале 456 участников не подозревают о том, в какие игры им придётся играть — тогда как победитель может быть только один, остальные участники в процессе игр должны покинуть турнир, при этом сделать это ценой собственной жизни.

Этот результат предвещается зрителям в сегменте, предшествующем эпизоду 1, в котором две группы детей играют в одноименную игру «Кальмар» (по сути, жестокая игра, в которую играют корейские школьники). Группы борются за обладание нарисованным на земле участком в форме кальмара. Как нападающие, так и защитники должны сопротивляться выталкиванию из игровой зоны, поскольку, согласно комментарию в фильме, если вас выталкивают, вы «умираете».

Такие игры обычно являются метафорами жизненного опыта. Игры, построенные как борьба за владение мячом или с целью преодоления контролирующего игрока, часто представляют собой истории о социальных устремлениях и ограниченной социальной мобильности.

В игре на выживание в эпизоде ​​1 «Красный свет, Зелёный свет» игроки смогут одержать победу, если пересекут черту до того, как контролирующая игровой процесс большая роботизированная кукла повернётся к ним лицом. Если же машина, развернувшись, увидит, что кто-то из участников двигается, последний просто будет ликвидирован, при этом не просто только в игре, но и в целом.

Жестокая адаптация детских игр, находящаяся в центре «Игры в кальмара», явно захватила воображение зрителей шоу, а также стала поразительно яркой метафорой социально-экономического неравенства в современном мире.

Телевизионные драмы часто изображают Корею как глубоко неравноправное и жестокое общество. Травматическая история государства на протяжении большей части двадцатого века — японская колонизация, корейская война, почти 40 лет военной диктатуры и финансовые кризисы — оставила глубокие психологические шрамы в национальной психике.

Мрачные политические повествования на телевидении и в кино продолжают отражать социальное влияние этой истории, например, недавний сериал о зомби от Netflix «Королевство» (2019–2021), а также «D.P.» (2021), «Сигнал» (2016) и Незнакомец (2015). Экономический разрыв в корейском обществе постоянно увеличивается и стал постоянным мотивом в телевизионных драмах.

Такое неравноправное общество является основным элементом историй о «золушках», в которых главные герои, оказавшись в нищете, подвергаются насилию со стороны тех, кто обладает богатством и властью, пока в конечном итоге им не удаётся добиться более удачного положения. Подобный контекст также отображён в драмах о супербогатых людях, таких как «Небесный замок» (2018) и «Пентхаус» (2020-2021), которые показывают, как сверхбогатые корейцы удерживают контроль над богатством страны.

Оскароносный фильм Пон Чжун Хо «Паразиты» (2019) тоже лишний раз привлёк внимание к экономическому разрыву, как и несколько других кинокартин: «Пылающий» (2018), «Ветеран» (2015) и «Инсайдеры» (2015).

Социальное неравенство и гипернасилие: почему мрачный мир сериала от Netflix

Экономический стресс

Социально-экономическое неравенство в «Игре в кальмара» исследуется посредством зачастую душераздирающих рассказов об экономическом стрессе участника. В сериале прекрасно показано, что они часто усугубляются отсутствием в Корее системы социальной защиты и нерегулируемых финансовых структур.

Работа среди низших слоёв населения нестабильна: главный герой Ки Хун (Ли Джон Джэ) был уволен, накопил игровые долги, не может позволить себе операцию по спасению жизни своей матери, отчего пытается решить свои финансовые проблемы за счёт займов у ростовщиков.

Телевизионные драмы широко изображают эту последнюю практику как пагубное влияние на общество: процентные ставки являются грабительскими, а заёмщики легко скатываются в форму современного рабства из-за постоянно растущего долга.

Такое эффективное рабство великолепно изображено в «Игре в кальмара» на примере эксплуатации северокорейских беженцев, южноазиатских рабочих-мигрантов и других низших слоёв населения.

Участники игр в сериале «Игра в кальмара», которые не желают участвовать в жестокой игре, получают предупреждение от тех, кто их контролирует в игре, что из-за их бедности или уровня долгов им будет куда сложнее жить во внешнем мире. Эпизод 2 под названием «Ад» представляет собой реалистичный рассказ о неустойчивой жизни маргинализированных людей и мотивах, которые толкают их на участие в опасной игре.

Социальное неравенство и гипернасилие: почему мрачный мир сериала от Netflix

Популярность «Игры в кальмара»

Мировую популярность «Игры в кальмара» можно объяснить разными факторами.

Во-первых, фильм основан на всемирной культурной одержимости игровыми шоу, от викторин, где победители надеются заработать состояние, до реалити-шоу, таких как «Survivor».

Когда герои сериала в своё первое утро просыпаются в своём огромном общежитии, играет саундтрек в виде «Концерта для трубы с оркестром» Йозефа Гайдна, который ранее использовался в качестве сигнальной музыки в популярной корейской викторине под названием «Janghak Quiz» (1973–1996).

«Игра в кальмара» также включает в себя уровень насилия, характерный для западного кино, но редко встречающийся в корейских телесериалах. Это образует мощную метафору глубокого социального недуга.

Также в сериале присутствует много чёрного юмора и даже злорадства. А ещё существует юмористическое противоречие между событиями на экране и романтической музыкой в шоу.

Например, зловещая подготовка к первой игре, включая проход по лестнице, вдохновлённой Эшером (нидерландский художник-график), сопровождается вальсом Иоганна Штрауса «Голубой Дунай». Забыв о дне рождения дочери, Ки Хун дарит ей таинственный подарок, который оказывается зажигалкой в форме пистолета. Момент же, когда она открывает свой подарок, одновременно комичный и душераздирающий.

Наконец, сериал вполне можно считать высококачественным продуктом. Его визуальные эффекты сильны, и он очень эффективно создаёт напряженность. Такие элементы значительно смягчают то, что в противном случае могло бы показаться жёсткой социальной критикой.

Успех сначала «Паразитов», а теперь и «Игры в кальмара», без лишнего преувеличения, беспрецедентным образом вывел корейские фильмы и медиа на международный уровень.

Хван Дон-хёку, режиссёру «Игры в кальмара», пришлось ждать 12 лет, чтобы найти спонсора для своего сценария. Он считался очень успешным режиссёром, известным по таким лентам, как «Суровое испытание» (2011) и «Мисс Бабуля» (2014), и в настоящее время, похоже, он нацелен на возвращение на большой экран. Но, возможно, его следует отговорить от этой затеи, ведь он действительно снял невероятно хороший сериал, полюбившийся миллионам зрителей из разных уголков нашей планеты?


Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Комментарии

- комментариев