Долгое время роды были сложным процессом. Сейчас тоже бывает не всё просто, но в недалеком прошлом всё было намного хуже.

До начала использования надлежащего обезболивания, кесарева сечения и антисептиков были инфекции, домашние роды и сильнейшая боль. Поэтому легко понять популярность метода немецких врачей, которые обещали пациенткам, что смогут облегчить боль и стереть воспоминания о пережитых мучениях.

Забытый метод родов XX века, стирающий воспоминания - cумеречный сон.
Женщина в состоянии сумеречного сна. Изображение: Public Domain via Scopolamine-morphine anaesthesia. And A psychological study of «Twilight sleep» made by the Giessen method by Elisabeth Ross Shaw

В 1906 году акушеры Бернхард Крониг и Карл Гаусс (Bernhardt Kronig и Karl Gauss) придумали идею введения препаратов скополамина и морфина для помощи при родах. Морфин обезболивает, а скополамин, компонент растений семейства пасленовых, вызывает сонливость, амнезию и эйфорию. Идея заключалась в введении пациенткам такой дозы двух препаратов, чтобы они не только уменьшили боль без потери сознания, но и способствовали достижению полной амнезии.

Крониг и Гаусс, удовлетворённые своими испытаниями, показавшими уменьшение осложнений в сравнении с естественными родами, начали предлагать комбинацию лекарств пациенткам университетской женской клиники в Бадене, Германия. К 1907 году Гаусс давал их всем своим беременным пациенткам. Слухи о лечении, которое было разрекламировано как избавление от боли при родах, начали широко распространяться, и вскоре, чтобы рожать в состоянии «сумеречного сна», женщины стали путешествовать из Америки в Германию.

Тысячи матерей оставались довольны результатами и свидетельствовали, что рожали без боли. Некоторые из них проходили эту процедуру неоднократно при рождении нескольких детей. Со стороны все звучало слишком хорошо, чтобы быть правдой. Но вот в чём была загвоздка.

Когда пациентки впервые начинали испытывать схватки, Гаусс давал им дозу морфина и скополамина. А после этого он вводил им только дозы скополамина. И хотя это мешало им вспомнить о боли, это никоим образом не препятствовало её чувствовать. Гаусс хорошо знал об этом, учитывая, что во избежания травмирования пациентками себя и других он заставлял приковывать женщин к их кроватям, используя смирительные рубашки или ремни на руках и ногах, перевязывая им глаза и засовывая вату в уши.

На то, что процесс не был таким безболезненным, как запоминался женщинам, указывали и крики.

«Может показаться, что она осознаёт рождение своего ребёнка и может свидетельствовать об очевидных страданиях, — писал доктор Генри Смит Уильямс (Henry Smith Williams) в 1914 году. — Однако когда несколько мгновений спустя медсестра приносит ребёнка из соседней комнаты, где о нём заботятся, и даёт его матери в руки, пациентка не признаёт ребёнка своим и не понимает, что уже родила.»

Тем не менее, этот метод перебрался через Атлантику в США — во многом благодаря высокому спросу со стороны самих матерей. Здесь к его недостаткам добавились опасности из-за способов введения лекарств.

В Германии перед введением лекарств методически оценивали необходимые дозы, а в США этого не было. В то время как в Германии дополнительные дозы вводились в соответствии с потребностями пациентов, в Америке дозы просто вводились через определённые промежутки времени.

«Ребёнок был розовато-лилового цвета и не дышал около десяти минут, — отмечала доктор Стелла Лер (Stella Lehr) о родах, свидетельницей которых она стала в 1915 году. — В течение этого времени использовались различные средства реанимации: ребёнка подвешивали за ноги и энергично шлёпали по телу, затем клали на стол и ритмично стучали по груди, потом тело поочередно погружали в горячую и холодную воду и, наконец, применяли интратрахеальную катетеризацию.»
«После того, как я стала свидетелем этого, я, естественно, пришла к выводу, что сумеречный сон следует использовать очень консервативно или, ещё лучше, совсем не использовать.»

Вполне понятный спрос на такую процедуру, учитывая доступные в то время обезболивающие, намного превзошёл квалификацию врачей, готовых её предоставить, при этом задача введения доз часто предоставлялась медсестрам без достаточной подготовки. А учитывая, что лекарства могут проникать через плаценту, это могло привести к рождению детей с затруднённым дыханием, чего скорее всего не случилось бы при естественных родах.

Спрос на «сумеречный сон» снизился в 1915 году, когда Фрэнсис Кармоди (Francis Carmody), которая помогла популяризировать метод в США, умерла при родах. И хотя это произошло в результате несвязанного кровотечения, данный факт снизил популярность этой практики. Однако в некоторых регионах он использовался вплоть до 1960-х годов, пока журналисты не раскрыли условия, в которых содержались роженицы в палатах, и не увидели следы ожогов, оставленные женщинами, боровшихся со своими ограничениями в состоянии наркотического опьянения.


Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Комментарии

- комментариев